Российское отделение Greenpeace

Основные цели устойчивого развития, относящиеся к лесному сектору и каким-либо образом сформулированные в разных стратегических документах и решениях, можно объединить в пять групп. Они имеют примерно равное значение, перечислить их можно в любом порядке:

1. Сохранение и увеличение климаторегулирующей роли лесов, включая их роль в смягчении глобальных изменений климата;

2. Уменьшение потерь биологического разнообразия, предотвращение массового вымирания видов живых организмов;

3. Обеспечение благоприятной для человека окружающей среды, в том числе чистоты воды и воздуха, условий для отдыха;

4. Обеспечение социально-экономического благополучия людей и поселений, зависящих от леса, сокращение бедности и безработицы;

5. Обеспечение людей и перерабатывающих предприятий древесиной и другими необходимыми им ресурсами леса.

Очевидно, что достижение этих целей требует разного обращения с лесом: например, для сохранения климаторегулирующей роли лесов и их биологического разнообразия крайне важны крупные, не фрагментированные инфраструктурой и максимально исключенные из хозяйственной деятельности территории — а для выращивания древесины и создания рабочих мест, наоборот, нужны густая и хорошо развитая лесная инфраструктура и интенсивное лесное хозяйство. Поэтому единственный возможный вариант совмещения и выполнения всех пяти перечисленных целей состоит в грамотном зонировании территории, с установлением разных приоритетов и режимов для каждой зоны.

С учетом разной совместимости перечисленных выше целей можно выделить три основные зоны в лесах с принципиально разными подходами к управлению ими и к ведению лесного хозяйства:

1. Территории дикой природы — леса, предназначенные в первую очередь для сохранения или восстановления природного биологического разнообразия и естественной среды его существования за счет максимально возможного ограничения хозяйственной деятельности и сохранения природных процессов;

2. Леса, близкие к людям — леса, предназначенные в первую очередь для сохранения или формирования благоприятной среды обитания людей за счет ведения правильного лесного или лесопаркового хозяйства, или традиционного природопользования коренных народов;

3. Хозяйственные леса — остальные леса, предназначенные в первую очередь для удовлетворения потребностей в древесине и иных получаемых от леса возобновляемых природных ресурсах за счет интенсивного лесовыращивания, без роста нагрузки на территории дикой природы и на леса, близкие к людям.

Разумеется, при выделении этих зон надо будет постараться в максимально возможной степени сохранить нынешнее зонирование — разделение лесов на защитные, эксплуатационные и резервные, и на разные категории защитных лесов и особо защитных участков. Вообще, лесной сектор сильно истощен многочисленными и в основном бессистемными переменами последних двадцати лет — поэтому принцип «не ломать то, что работает» должен стать одним из главных в стратегии развития лесного сектора на ближайшее десятилетие. Но некоторые аккуратные и хорошо продуманные изменения все-таки потребуются — как по границам зон и категорий лесов, так и, причем в большей степени, по режимам.

Территории дикой природы надо стремиться сохранять в как можно более естественном состоянии, в том числе с присущим диким лесам естественным оборотом поколений деревьев и накоплением мертвой древесины, играющей очень важную роль в поддержании биологического разнообразия и климата.

Леса, близкие к людям, надо стремиться поддерживать в наиболее благоприятном для большинства людей состоянии — что отнюдь не исключает ведения в них интенсивного лесного или лесопаркового хозяйства, но предъявляет к качеству этого хозяйства очень высокие и специфические требования.

В хозяйственных лесах надо выращивать древесину в расчете на постоянное неистощительное пользование ими — так, чтобы не возникала нужда в освоении остатков диких лесов или интенсивных промышленных рубок в лесах, близких к людям.

Что нужно в первую очередь развивать в российском лесном секторе

В ближайшее десятилетие российскому лесному хозяйству, даже если будет создано разумное лесное законодательство и на его основе выстроена эффективная система управления лесами, предстоит развиваться в условиях острой нехватки ресурсов. У государства точно не хватит денег для решения всех десятилетиями копившихся лесных проблем, а возможности самофинансирования лесного хозяйства будут ограничены катастрофической истощенностью лесных ресурсов, нехваткой профессиональных кадров, слаборазвитой инфраструктурой и некоторыми другими факторами. Поэтому эффективно решать сразу все проблемы и налаживать правильное лесное хозяйство сразу во всех лесах по всей территории страны не получится — придется выделять приоритетные темы и территории, наиболее перспективные с точки зрения будущего роста и приносимой пользы. К числу таких наиболее перспективных точек роста, и одновременно — точек приложения усилий, можно отнести следующие.

1. Подготовка квалифицированных лесных кадров. Без восстановления полноценной системы подготовки квалифицированных кадров для будущего эффективного лесного хозяйства ни у какой стратегии развития лесного сектора, сколь бы умной она ни была во всем остальном, никаких перспектив не будет. За двадцать лет хаотических реформ в лесной и смежных отраслях (начиная с ликвидации Федеральной службы лесного хозяйства и Госкомэкологии России в 2000 году) в системе подготовки лесных кадров разрушено почти все: от профессиональной ориентации школьников до трудоустройства и обеспечения минимально необходимыми условиями для жизни выпускников лесных институтов и техникумов. Оборот поколений лесных специалистов в отрасли в целом прервался — во многих регионах уже в самом ближайшем будущем восстанавливать и развивать лесное хозяйство будет почти некому. Поэтому самым первым и главным шагом к развитию лесного сектора, и в частности — лесного хозяйства, должно стать восстановление системы подготовки профессиональных кадров для лесного хозяйства (и, разумеется, сохранение того, что еще можно спасти). В частности, необходимо восстанавливать систему профессиональной ориентации и лесного просвещения школьников, практическую лесохозяйственную подготовку в лесных ВУЗах и техникумах, защищать квалифицированных и добросовестных преподавателей от произвола чиновников-временщиков, оказывать поддержку в получении жилья и приемлемой зарплаты молодыми лесными специалистами, приезжающими на работу в сельскую местность и небольшие города. Оценочно, в ближайшее десятилетие для восстановления лесного хозяйства потребуется не менее 12-15 тысяч новых молодых специалистов с высшим профессиональным лесным образованием, и еще как минимум столько же — со средним специальным, причем и то, и другое образование должно быть качественным и практическим. В своем нынешнем состоянии система подготовки лесных кадров выполнить эту задачу заведомо не сможет (особенно в части качества), а при существующем уровне зарплат большинство этих специалистов не удержится в лесном секторе.

2. Развитие интенсивного лесного и лесопаркового хозяйства в наиболее густонаселенных районах и окрестностях крупнейших городских агломераций. Как правило, леса на таких территориях уже очень сильно и давно преобразованы хозяйственной деятельностью человека, а природные механизмы самоподдержания и постепенной смены поколений деревьев в них нарушены или утрачены. Более того — этим лесам приходится существовать в условиях постоянного стресса, связанного с разными формами интенсивного антропогенного воздействия. Без правильного и достаточно интенсивного лесного и лесопаркового хозяйства поддерживать эти леса в благоприятном с точки зрения санитарной и пожарной безопасности состоянии невозможно. В таких лесах обычно уже есть довольно развитая инфраструктура, и есть кому работать. Общественный интерес к этим лесам очень велик — от правильного обращения с ними во многом зависит общественное спокойствие, а неправильное может приводить к мощным конфликтам. Поддерживая такие леса в благоприятном для людей состоянии, можно решить сразу множество важных задач: обеспечить благоприятную и безопасную окружающую среду для большей части населения страны, создать дополнительные рабочие места, значительно сократить связанные с развитием территорий конфликты, создать близкие и понятные людям примеры правильного лесного хозяйства. Если обращение с этими лесами будет грамотным и понятным людям — у лесного сектора появится много помощников и сочувствующих, чего ему сейчас очень не хватает. Но все это будет работать, разумеется, только в том случае, если система отношений между лесным сектором и гражданским обществом будет максимально открытой и честной — обманами эту потенциальную точку роста можно полностью загубить.

3. Обеспечение пожарной безопасности (включая предотвращение задымления обширных населенных территорий в результате ландшафтных пожаров). Изменение климата ведет к значительному росту катастрофических ландшафтных пожаров по всему миру, в том числе в России. У нас этому росту способствует еще и социально-экономическая деградация обширных территорий (пожары, как известно, явление в большей степени социальное, чем природное). Катастрофы приводят к огромным и пока сильно недооцененным потерям, особенно если считать не только сгоревшие лесные ресурсы, жилье и инфраструктуру, но и рост болезней и смертности в результате долгого и сильного задымления. Поддержание лесов в наиболее безопасном с пожарной точки зрения состоянии, эффективная их охрана от огня и поджигателей, раннее обнаружение и тушение начинающихся пожаров, как правило, обходится дешевле героической борьбы с уже случившимися катастрофами и последующих потерь. Поэтому важнейшей точкой роста должно стать восстановление лесной охраны и системы борьбы с лесными пожарами в целом, в том числе с учетом исторического опыта (например, после катастрофических пожаров 1972 года).

4. Развитие лесоводства на выбывших из использования землях сельскохозяйственного назначения, которые не предполагается возвращать в сельскохозяйственный оборот. Всего за период с середины 80-х годов прошлого века в РСФСР и Российской Федерации было заброшено около 74 миллионов гектаров земель сельхозназначения, из них по меньшей мере 50 миллионов (за вычетом тех земель, которые планируется вернуть в сельскохозяйственный оборот или использовать для восстановления ценных не лесных ландшафтов, со значительным запасом на то и другое) могут быть использованы для лесоводства. Развитие лесоводства на этих землях позволит решить сразу три важнейшие задачи: во-первых, создать в среднесрочной перспективе до ста тысяч постоянных рабочих мест, во-вторых, обеспечить выращивание до трехсот миллионов кубометров древесины в год (примерно столько, сколько ее сейчас рубится и воруется во всех «официальных» лесах), и в-третьих, сформировать значительный слой экономически самодостаточных граждан, живущих за счет лесного хозяйства на своей земле. В целом развитие лесоводства на бывших сельхозземлях может стать одной из главных движущих сил сельского развития (как это сейчас и происходит во многих других странах и регионах мира, в том числе в Китае и Европейском Союзе). Для того, чтобы это стало возможным, потребуется прежде всего убрать законодательные препятствия для выращивания леса на бывших сельхозземлях, а затем и обеспечить государственную поддержку, аналогичную поддержке других видов растениеводства (опять же, как это делается сейчас во многих других странах мира).

5. Лесоучетные работы, приведение лесов России в известность. Без актуальной и достоверной информации о лесах, их состоянии и происходящих в них процессах организовать правильное управление ими и полноценное хозяйство в них невозможно. Эффективное управление не может быть слепым — но сейчас актуальные материалы лесоустройства (с неистекшим сроком давности) есть только на 15,6% «официальных» лесов России, или менее чем на 14% всех лесов, а попытка создания государственной инвентаризации лесов полностью провалилась. Поэтому одной из важнейших задач на ближайшие годы является восстановление, с учетом технологических и научных достижений последних десятилетий, системы лесоучетных работ в России. Очевидно, что эта система должна быть двухуровневой, и включать в себя государственную инвентаризацию лесов (настоящую, позволяющую при умеренных затратах труда, денег и времени получать статистически достоверную информацию о состоянии лесов и происходящих в них процессах в масштабах страны и крупных лесных регионов) и лесоустройство (непрерывное, с использованием современных информационных технологий, в масштабах лесных участков или лесничеств, для организации и планирования хозяйственной деятельности). Неудачная попытка создания ГИЛ в 2007-2020 годах совершенно однозначно показала, что эти два вида лесоучетных работ должны быть организационно и технологически разведены, и выполняться абсолютно независимо друг от друга. ГИЛ придется создавать заново с нуля (это пока не совсем очевидно для руководителей органов управления лесами — но станет очевидно в ближайшие два-три года); развитию лесоустройства тоже придется очень сильно помогать. Если же государственное регулирование лесоустройства пойдет по пути жесткой монополизации — то и его через несколько лет придется восстанавливать практически заново, с нуля.

6. Интенсивное лесовыращивание в районах с подходящими для этого природными условиями, и в первую очередь там, где от этого выращивания зависит выживание крупных градообразующих лесных предприятий. Организация интенсивного лесовыращивания, позволяет, во-первых, получать новые хозяйственно ценные лесные насаждения за установленный оборот рубки, и во-вторых (что в нынешней ситуации даже важнее) — получать дополнительные объемы ценной древесины от правильно ухоженных растущих лесов задолго до достижения ими возраста спелости. Интенсивное лесовыращивание — залог сырьевой безопасности российского лесного сектора на двадцать и более лет вперед. Важнейшим элементом интенсивного лесовыращивания является не лесовосстановление, на котором сосредоточены нацпроект «Экология» и нынешняя версия Стратегии развития лесного сектора, а уход за растущими молодыми лесами. Лесовосстановление без последующего ухода практически не дает хозяйственно значимых результатов — но уход сейчас в большинстве случаев вообще не проводится, а если проводится — то обычно несвоевременно и некачественно, поэтому лесовосстановление в конечном итоге оказывается безрезультатным. Созданная несколько лет назад система государственного мониторинга воспроизводства лесов этого не показывает и показывать не может, поскольку ориентируется на середину периода ухода за молодняками, и в лучшем случае отражает промежуточный результат. Без изменения этой ситуации российский лесной сектор обречен на довольно быстрое — в значительной мере уже в ближайшее десятилетие — экономическое угасание просто из-за истощения сырьевой базы. Конечно, многие предприятия интенсивным лесовыращиванием уже не спасти, но многие спасти можно, поскольку грамотный уход за нынешними молодняками в районах с благоприятным климатом и на хороших лесных землях даст первую дополнительную древесину уже через пару десятилетий.

7. Защитное лесоразведение. По сути защитное лесоразведение является частью скорее сельского хозяйства, чем лесного — но технически оно ближе к лесному. Обеспечение всего, что необходимо для создания новых защитных лесополос и других мелиоративных лесных насаждений в засушливых районах страны, может стать одним из важных источников полезной работы для лесохозяйственных организаций. Сами эти засушливые районы, где сейчас абсолютно преобладает сельскохозяйственное использование земель, в будущем могут оказаться важной базой для развития лесного хозяйства: если получится восстановить защитное лесоразведение и восстановление старых лесополос до нормального уровня — то его придется обеспечивать посадочным материалом и квалифицированной помощью лесных специалистов; если не получится — то страдающие от засух земли будут выбывать из использования, и в перспективе часть из них можно будет использовать для лесоводства.

Зелёный курс России