Новости

Воздух, климат и отходы

В Белом доме в четверг и пятницу прошли совещания с участием вице-премьеров Виктории Абрамченко и Александра Новака о реализации экологической части правительственной стратегии развития до 2030 года. Их результатом стал отказ от сжигания отходов как основного метода управления ими, а также создание проектного офиса по климатической политике. Кроме того, ранее Виктория Абрамченко выдала ведомствам длинный список поручений, призванных ускорить появление постоянного надзора и онлайн-контроля самых «грязных» предприятий, дать оценку экологической эффективности мероприятий в загрязненных городах, а также наладить мониторинг политики в области перехода к технологическому нормированию загрязнений.

Договор между Сбером и «АльтЭнерго» – первый пример прямой продажи «зеленой» энергии станций ВИЭ

Первый прямой договор о поставке «зеленой» энергии, выработанной станциями ВИЭ, работающими на розничном рынке, подписан между ООО «АльтЭнерго» и Сбербанком.

Белгородское отделение Сбербанка выразило желание приобретать электрическую энергию от объектов «зеленой» энергетики «АльтЭнерго», которое является субъектом розничного рынка электрической энергии и мощности, владеющим квалифицированными генерирующими объектами «Ветряная электростанция», «Солнечная электростанция» и «Биогазовая станция».

Станции являются квалифицированными генерирующими объектами, функционирующим на основе использования возобновляемых источников энергии (ВИЭ) на розничном рынке. Объекты ВИЭ-генерации «АльтЭнерго» были построены еще в 2010 году как экспериментальные, а в 2014 году одними из первых в стране прошли квалификацию в Совете Рынка.

Сбер в настоящее время реализует комплексную ESG-стратегию и нацелен на минимизацию собственного энергопотребления и перехода на использование ВИЭ. В октябре 2020 года у Сбербанка появился первый офис, работающий исключительно на «зелёной» энергии. Им стало центральное отделение в Ульяновске, которое ежемесячно потребляет порядка 90 тысяч кВт*ч.

Это стало возможным за счет подписания Сбербанком и АO «Мосэнергосбыт» дополнительного соглашения к договору энергоснабжения о поставке в офисы банка «зеленой» электроэнергии, произведенной на ветропарке Фонда развития ветроэнергетики (совместного инвестиционного фонда, созданного на паритетной основе членами АРВЭ – ПАО «Фортум» и Группой «РОСНАНО»).

Как сообщают в Ассоциации развития возобновляемой энергетики (АРВЭ), договор между Сбером и «АльтЭнерго» – первый случай прямой продажи «зеленой» энергии станций ВИЭ, работающих на розничном рынке.

«Мы наблюдаем неослабевающий интерес к подобным сделкам со стороны корпораций, реализующих корпоративные ESG-стратегии: свободные двухсторонние договоры между ВИЭ-генераторами, работающими на оптовом рынке, были ранее заключены с такими компаниями, как Nestle, Ab InBev, Unilever, Air Liquide. Так называемый «добровольный» корпоративный спрос на зеленую энергию становится всё более ощутимым драйвером развития зелёной энергетики по мере того, как ведущие финансовые институты, корпорации и правительства стран отказываются от инвестиций в технологии с высоким углеродным следом в пользу энергоперехода. Способствовать удовлетворению спроса корпораций на зелёную энергию будет также такой инструмент, как сертификаты происхождения энергии или «зелёные сертификаты», – сообщает АРВЭ.

На рынке России пока невозможно строить «зеленую» энергетику»

По словам Алексея Жихарева, уровень цен, который есть в свободном сегменте, не позволяет строить «зеленую энергетику», что является неким барьером. Когда речь идет о мерах поддержках для возобновляемых источников энергии (ВИЭ) или какой-то другой генерации, так или иначе, в РФ вся энергетика, абсолютно любой ее сектор, живет в совокупности  каких-то мер поддержки.

Эксперт отметил, что рано или поздно, в анализ конкурентоспособности той или иной технологии должны быть добавлены факторы климатической повестки – тот самый углеродный след, который сейчас никак не оценивается, когда предпринимаются попытки определить, спрогнозировать или измерить паритет электрической энергии от разных источников.

Турция намерена повысить конкурентоспособность промышленности за счет производства ветроэнергетического оборудования

В 2020 году Турция ввела в эксплуатацию 740 МВт ветроэнергетических мощностей, увеличив к октябрю минувшего года общую мощность до 8,3 ГВт, сообщается на сайте Российской Ассоциации Ветроиндустрии (РАВИ).

Как сообщил Министр энергетики и природных ресурсов Турции Фатих Денмез, в секторе ветроэнергетики занято 15 тыс. турецких граждан. Эта отрасль стала лидером в локализации энергетических технологий с показателем от 55% до 60%.

Фатих Денмез сообщил, что Турция намерена в ближайшее время перешагнуть очередной порог развития ветроэнергетики и довести установленную мощность до 10 ГВт. Но на этом намерения страны не заканчиваются, и она пойдет дальше – к 20 ГВт.

По состоянию на конец октября 2020 года на энергию ветра в Турции приходится до 9% от всех установленных энергомощностей страны и до 17,5% от установленной мощности проектов возобновляемых источников энергии (ВИЭ). При помощи электростанций этого типа электроэнергией обеспечивается 9,6 млн. домохозяйств.

«Мы хотели мы сделать ветроэнергетику такой же развитой, как и нашу автомобильную отрасль. В настоящее время для 80 турецких компаний, производящих оборудование, ветроэнергетический сектор является основным направлением деятельности», – отметил Фатих Денмез.

В свою очередь Министр промышленности и торговли Турции Мустафа Варанк заявил, что страна входит в первую пятерку стран Европы, на территории которых работают крупные заводы, производящие компоненты ветроэнергетических установок (ВЭУ).

По его словам, Турция намерена сделать отечественную промышленность более конкурентоспособной за счет производства как оншорного, так и офшорного ветроэнергетического оборудования. Будут предприняты необходимые шаги для производства оборудования, которое еще не производилось в стране.

Мустафа Варанк также сообщил, что за последние 8 лет его ведомство выдало почти 7000 льгот для инвестиций в возобновляемую энергетику. Эти инвестиции на сумму 124 млрд. турецких лир ($34 млрд.) обеспечили создание свыше 19 тыс. рабочих мест.

Между тем, сделать Турции важные шаги по освоению энергии ветра способствовало проведение тендеров и установление зон с возобновляемыми энергоресурсами (YEKA).

Фатих Денмез отметил, что в рамках ветроэнергетического проекта YEKA в провинции Измир на западе Турции, был создан завод, где производят ВЭУ и занимаются прикладными исследованиям и разработкам.

Тендеры на развитие зон YEKA позволят Турции обеспечить 65% энергоснабжения страны за счет собственных ВИЭ до 2023 года. В ходе первого ветрового тендера, на который было выставлено 1000 МВт, победу со ставкой в $3,48 за киловатт-час одержал консорциум Siemens Gamesa – Türkerler – Kalyon.

Глава Минэнерго также сообщил, что Турция стала пятым по величине производителем энергии за счет ветра в Европе и экспортирует 80% своих производственных мощностей. При этом страна занимает седьмое место в Европе и 12-е место в мире по установленной ветроэнергетике.

Он отметил, что общая установленная мощность ветроэнергетики в мире составляет около 650 ГВт, и этот показатель ежегодно увеличивается на 50-60 ГВт. Общемировые инвестиции в отрасль в прошлом году составили около $150 млрд.

Мустафа Варанк дополнил, что дальнейший мощный и устойчивый рост возможен только при соблюдении энергоэффективности и путем соблюдения совместимости: «Для роста нам нужно производить, а для производства нам нужна энергия. Вместе с ростом промышленности, а также разнообразия отраслей экономики растет и спрос на электроэнергию. ВИЭ – очевидное решение, когда речь заходит о повышении энергетической независимости и одновременно индустриализации».

Целевая ликвидация вреда

Вице-премьер Виктория Абрамченко поручила профильным ведомствам проработать вопрос аккумулирования поступающих в бюджет экологических платежей — для перераспределения этих денег на финансирование программ ликвидации накопленного ущерба природной среде. Минфин, по данным “Ъ”, продолжает противиться подобным новациям «окрашивания» бюджетных поступлений, считая их угрозой бюджетной стабильности.

Как стало известно “Ъ”, ответственный за экологию вице-премьер Виктория Абрамченко разослала в Минфин, Минэкономики, Минприроды, Минпромторг и Минэнерго письма с поручением «проработать вопрос аккумулирования платежей, поступающих в бюджеты бюджетной системы РФ и предусмотренных законодательством в области охраны окружающей среды, и их расходования на цели, касающиеся ликвидации объектов накопленного вреда окружающей среде, собственники которых признаны банкротами либо неизвестны». В аппарате вице-премьера наличие такого поручения подтвердили.

По словам источника “Ъ” в Белом доме, в правительстве обсуждаются изменения законодательства в части ответственности предприятий за ликвидацию накопленного вреда окружающей среде:

Но остро стоит и вопрос ликвидации брошенных производств, которые наносят урон экосистеме. Ведомства должны предложить механизмы целевого использования экологических платежей на восстановление экологии и рекультивацию площадок».

Минфин официально не комментирует поручение. При этом близкие к ведомству источники подтвердили “Ъ”, что принципиальная позиция министерства по вопросу «окраски» сборов остается отрицательной — идея целевых сборов противоречит принципу бюджетной стабильности и угрожает возникновением конкуренции ведомств за контроль над бюджетными потоками.

Вице-премьер Виктория Абрамченко о цифре и духе будущего нацпроекта «Экология»
Вице-премьер Виктория Абрамченко о цифре и духе будущего нацпроекта «Экология»
Осенью власти отказались от идеи создания компенсационных фондов и специальной госкорпорации, которая занималась бы ликвидацией экологических последствий (см. “Ъ” от 23 и 9 сентября 2020 года), оставив на рассмотрении три варианта финансирования этой деятельности — создание резервных фондов собственников опасных предприятий (наименее вероятное решение), обязательное страхование таких объектов, окрашенный платеж в бюджет. В РСПП настаивали на том, что государство должно использовать для ликвидации накопленных загрязнений поступления от платы за негативное воздействие на окружающую среду. В Минприроды на это заявляли, что эти поступления предназначены для компенсации текущей нагрузки (из-за стимулирующих налоговых послаблений для компаний, соответствующих экологическим требованиям, они снижаются — с 31 млрд руб. в 2013 году до 13 млрд руб. в 2019 году).

Отметим, что это не первая попытка ведомств, курируемых Викторией Абрамченко, преодолеть вето Минфина на «окраску» бюджетных средств.
Ранее Минприроды добивалось целевого назначения средств экологического сбора. Минфин тогда поддержал идею частично, предлагая сделать сбор налогом, передать его администрирование ФНС и финансировать цели Минприроды из этих средств (см. “Ъ” от 14 августа 2018 года).

Неизменность позиции Минфина по поводу целевых потоков бюджетных средств, вероятно, имеет пределы: пример их преодоления — повышение НДФЛ на доходы свыше 5 млн руб. в год для финансирования лечения редких заболеваний у детей. Социальная же значимость экологической повестки неоднократно подчеркивалась властями, так что исход выполнения поручения вице-премьера вовсе не кажется предопределенным.

Розетка на дорожку

По данным компании 2ГИС, сейчас в областном центре действует 31 электрозаправочная станция (ЭЗС), установленная на основных транспортных маршрутах разными компаниями, еще по одной — в городах Бердске, Искитиме и Болотном (на трассе Р-255 «Новосибирск — Томск — Кемерово»). Для сравнения: в шести городах других сибирских регионах всего 24 ЭЗС.

Мнение