Monthly Archives: Февраль 2021

Турция намерена повысить конкурентоспособность промышленности за счет производства ветроэнергетического оборудования

В 2020 году Турция ввела в эксплуатацию 740 МВт ветроэнергетических мощностей, увеличив к октябрю минувшего года общую мощность до 8,3 ГВт, сообщается на сайте Российской Ассоциации Ветроиндустрии (РАВИ).

Как сообщил Министр энергетики и природных ресурсов Турции Фатих Денмез, в секторе ветроэнергетики занято 15 тыс. турецких граждан. Эта отрасль стала лидером в локализации энергетических технологий с показателем от 55% до 60%.

Фатих Денмез сообщил, что Турция намерена в ближайшее время перешагнуть очередной порог развития ветроэнергетики и довести установленную мощность до 10 ГВт. Но на этом намерения страны не заканчиваются, и она пойдет дальше – к 20 ГВт.

По состоянию на конец октября 2020 года на энергию ветра в Турции приходится до 9% от всех установленных энергомощностей страны и до 17,5% от установленной мощности проектов возобновляемых источников энергии (ВИЭ). При помощи электростанций этого типа электроэнергией обеспечивается 9,6 млн. домохозяйств.

«Мы хотели мы сделать ветроэнергетику такой же развитой, как и нашу автомобильную отрасль. В настоящее время для 80 турецких компаний, производящих оборудование, ветроэнергетический сектор является основным направлением деятельности», – отметил Фатих Денмез.

В свою очередь Министр промышленности и торговли Турции Мустафа Варанк заявил, что страна входит в первую пятерку стран Европы, на территории которых работают крупные заводы, производящие компоненты ветроэнергетических установок (ВЭУ).

По его словам, Турция намерена сделать отечественную промышленность более конкурентоспособной за счет производства как оншорного, так и офшорного ветроэнергетического оборудования. Будут предприняты необходимые шаги для производства оборудования, которое еще не производилось в стране.

Мустафа Варанк также сообщил, что за последние 8 лет его ведомство выдало почти 7000 льгот для инвестиций в возобновляемую энергетику. Эти инвестиции на сумму 124 млрд. турецких лир ($34 млрд.) обеспечили создание свыше 19 тыс. рабочих мест.

Между тем, сделать Турции важные шаги по освоению энергии ветра способствовало проведение тендеров и установление зон с возобновляемыми энергоресурсами (YEKA).

Фатих Денмез отметил, что в рамках ветроэнергетического проекта YEKA в провинции Измир на западе Турции, был создан завод, где производят ВЭУ и занимаются прикладными исследованиям и разработкам.

Тендеры на развитие зон YEKA позволят Турции обеспечить 65% энергоснабжения страны за счет собственных ВИЭ до 2023 года. В ходе первого ветрового тендера, на который было выставлено 1000 МВт, победу со ставкой в $3,48 за киловатт-час одержал консорциум Siemens Gamesa – Türkerler – Kalyon.

Глава Минэнерго также сообщил, что Турция стала пятым по величине производителем энергии за счет ветра в Европе и экспортирует 80% своих производственных мощностей. При этом страна занимает седьмое место в Европе и 12-е место в мире по установленной ветроэнергетике.

Он отметил, что общая установленная мощность ветроэнергетики в мире составляет около 650 ГВт, и этот показатель ежегодно увеличивается на 50-60 ГВт. Общемировые инвестиции в отрасль в прошлом году составили около $150 млрд.

Мустафа Варанк дополнил, что дальнейший мощный и устойчивый рост возможен только при соблюдении энергоэффективности и путем соблюдения совместимости: «Для роста нам нужно производить, а для производства нам нужна энергия. Вместе с ростом промышленности, а также разнообразия отраслей экономики растет и спрос на электроэнергию. ВИЭ – очевидное решение, когда речь заходит о повышении энергетической независимости и одновременно индустриализации».

Целевая ликвидация вреда

Вице-премьер Виктория Абрамченко поручила профильным ведомствам проработать вопрос аккумулирования поступающих в бюджет экологических платежей — для перераспределения этих денег на финансирование программ ликвидации накопленного ущерба природной среде. Минфин, по данным “Ъ”, продолжает противиться подобным новациям «окрашивания» бюджетных поступлений, считая их угрозой бюджетной стабильности.

Как стало известно “Ъ”, ответственный за экологию вице-премьер Виктория Абрамченко разослала в Минфин, Минэкономики, Минприроды, Минпромторг и Минэнерго письма с поручением «проработать вопрос аккумулирования платежей, поступающих в бюджеты бюджетной системы РФ и предусмотренных законодательством в области охраны окружающей среды, и их расходования на цели, касающиеся ликвидации объектов накопленного вреда окружающей среде, собственники которых признаны банкротами либо неизвестны». В аппарате вице-премьера наличие такого поручения подтвердили.

По словам источника “Ъ” в Белом доме, в правительстве обсуждаются изменения законодательства в части ответственности предприятий за ликвидацию накопленного вреда окружающей среде:

Но остро стоит и вопрос ликвидации брошенных производств, которые наносят урон экосистеме. Ведомства должны предложить механизмы целевого использования экологических платежей на восстановление экологии и рекультивацию площадок».

Минфин официально не комментирует поручение. При этом близкие к ведомству источники подтвердили “Ъ”, что принципиальная позиция министерства по вопросу «окраски» сборов остается отрицательной — идея целевых сборов противоречит принципу бюджетной стабильности и угрожает возникновением конкуренции ведомств за контроль над бюджетными потоками.

Вице-премьер Виктория Абрамченко о цифре и духе будущего нацпроекта «Экология»
Вице-премьер Виктория Абрамченко о цифре и духе будущего нацпроекта «Экология»
Осенью власти отказались от идеи создания компенсационных фондов и специальной госкорпорации, которая занималась бы ликвидацией экологических последствий (см. “Ъ” от 23 и 9 сентября 2020 года), оставив на рассмотрении три варианта финансирования этой деятельности — создание резервных фондов собственников опасных предприятий (наименее вероятное решение), обязательное страхование таких объектов, окрашенный платеж в бюджет. В РСПП настаивали на том, что государство должно использовать для ликвидации накопленных загрязнений поступления от платы за негативное воздействие на окружающую среду. В Минприроды на это заявляли, что эти поступления предназначены для компенсации текущей нагрузки (из-за стимулирующих налоговых послаблений для компаний, соответствующих экологическим требованиям, они снижаются — с 31 млрд руб. в 2013 году до 13 млрд руб. в 2019 году).

Отметим, что это не первая попытка ведомств, курируемых Викторией Абрамченко, преодолеть вето Минфина на «окраску» бюджетных средств.
Ранее Минприроды добивалось целевого назначения средств экологического сбора. Минфин тогда поддержал идею частично, предлагая сделать сбор налогом, передать его администрирование ФНС и финансировать цели Минприроды из этих средств (см. “Ъ” от 14 августа 2018 года).

Неизменность позиции Минфина по поводу целевых потоков бюджетных средств, вероятно, имеет пределы: пример их преодоления — повышение НДФЛ на доходы свыше 5 млн руб. в год для финансирования лечения редких заболеваний у детей. Социальная же значимость экологической повестки неоднократно подчеркивалась властями, так что исход выполнения поручения вице-премьера вовсе не кажется предопределенным.

Розетка на дорожку

По данным компании 2ГИС, сейчас в областном центре действует 31 электрозаправочная станция (ЭЗС), установленная на основных транспортных маршрутах разными компаниями, еще по одной — в городах Бердске, Искитиме и Болотном (на трассе Р-255 «Новосибирск — Томск — Кемерово»). Для сравнения: в шести городах других сибирских регионах всего 24 ЭЗС.

Зеленая генерация выбивается из графика

Энергоемкие промышленные потребители обратились в правительство с просьбой не предоставлять генкомпаниям нештрафуемую отсрочку на 12 месяцев на поставку мощности с объектов генерации, функционирующих на основе возобновляемых источников энергии (ВИЭ). По мнению потребителей, ссылки производителей электроэнергии на пандемию COVID-19 как обстоятельство непреодолимой силы могут вести к злоупотреблениям. Ранее отсрочки добилась компания «Энел Россия», однако у нее могли быть и не связанные с пандемией обстоятельства, которые привели к срыву сроков. По мнению потребителей, ссылки на форс-мажор далеко не всегда оправданы, а действующий механизм поддержки строительства зеленой генерации полностью себя дискредитировал.

Поддержка ВИЭ в России идет через договоры поставки мощности (ДПМ): капитальные затраты вернутся инвесторам с доходностью за счет повышенных сборов с потребителей оптового рынка электроэнергии и мощности (ОРЭМ). Еще в прошлом году инвесторы ВИЭ обратились в правительство с просьбой не штрафовать их за задержку вводов из-за пандемии COVID-19. Минэнерго разработан проект постановления правительства, согласно которому энергетическим компаниям может быть предоставлена отсрочка на срок до 12 месяцев по объектам зеленой генерации, ввод которых был намечен на вторую половину 2021 года, но был отложен из-за действия ограничительных антикоронавирусных мер.

Против отсрочек выступают энергоемкие потребители, оплачивающие строительство объектов ВИЭ через ДПМ. Директор ассоциации «Сообщество потребителей энергии» Василий Киселев в своем письме на имя министра энергетики РФ Николая Шульгинова предлагает снять проект с рассмотрения. По подсчетам ассоциации, отказ от начисления штрафов повлечет рост платежей за мощность в размере 500 млн руб. ежемесячно.

Отобранные на конкурсах 2017−2018 годов проекты зеленой генерации должны были начать предоставлять мощность 1 декабря 2021 года, поэтому на реализацию проектов было достаточно времени – около 3,5−4,5 лет, подчеркивает Василий Киселев. Он напомнил, что порядок действий в случае наступления обстоятельств непреодолимой силы определяется в договоре о предоставлении мощности, который заключается между поставщиком и покупателем мощности. Принятое в проекте постановление «содержит риски необоснованного освобождения поставщиков от уплаты штрафов, нарушение срока исполнения обязательств которых произошло по вине самой генерирующей компании и злоупотреблений нормой права недобросовестными участниками энергорынка», уверен Василий Киселев.

В январе на заседании наблюдательного совета ассоциации «Совета рынка» компании «Энел Россия» удалось добиться отсрочки платежей за опоздание с вводом Азовской ветроэлектростанции (ВЭС) в Ростовской области на четыре месяца. «Совет рынка» признал действие обстоятельств непреодолимой силы. Согласно материалам к заседанию (есть в «НГ»), антиковидные ограничения повлекли задержку выполнения строительно-монтажных работ на объекте в связи с невозможностью въезда на территорию России иностранных специалистов с 29 мая по 1 августа 2020 года. Кроме того, работы приостанавливались из-за случаев заболевания COVID-19 на стройплощадке в августе и октябре. По действующим правилам компании необходимо получить согласование этого решения с каждым контрагентом по своему ДПМ ВИЭ.

Между тем на задержку сроков ввода ВЭС могли повлиять и иные обстоятельства. Например, в арбитражных судах в прошлом году рассматривались споры между генподрядчиком строительства ООО «Кантрева» и субподрядными организациями ООО «ВМ» и ООО ДСО «Парнас». В судебных решениях отмечается, что «ВМ» неоднократно уведомлялось об отставании от графика. Между тем с «Парнасом» заказчик «Энел» заключил прямой договор и в июле 2020 года принял выполненные им работы. В настоящее время разбирательства по указанным делам рассматриваются в апелляционной инстанции.

Потребители сомневаются, что многие инвесторы ВИЭ задерживают вводы из-за реальных форс-мажоров, и уверены, что механизм ДПМ для поддержки зеленой генерации полностью себя дискредитировал. «Поставщики ВИЭ вообще не славятся исполнением своих обязательств, в том числе своевременным вводом объектов, – рассказывал «НГ» начальник департамента развития розничного рынка и сетей ассоциации «Сообщество потребителей энергии» Валерий Жихарев. – Несмотря на всевозможные послабления, принимаемые для них как на уровне правительства РФ, так и на уровне наблюдательного совета ассоциации «Совет рынка», доля своевременных вводов очень низка. В 2018 году из запланированных 511 МВт «зеленых» мощностей было введено всего 155 МВт, или около 30%, в 2019 году из 1099 МВт введено с учетом вводов объектов генерации, запланированных к вводу в предыдущие два года, 719 МВт, или около 65%. Вполне объяснимо, что на фоне этой удручающей картины поставщикам ВИЭ очень сложно устоять перед соблазном списать свои просчеты и недоработки на коронавирусную инфекцию и таким образом избежать оплаты очередных вполне справедливых штрафов за просрочку ввода мощностей».

Куда ветер дует

Пандемия обострила споры о необходимости скорейшего энергоперехода — замены ископаемого топлива на возобновляемые источники энергии (ВИЭ), а падение спроса на нефть и газ в 2020 году породило множество прогнозов о том, когда закончится эра углеводородов. В некоторых из них, например, французской компании Total, говорится, что потребление нефти начнет падать уже в конце текущего десятилетия, а британская BP ожидает сокращения спроса только после 2040 года.

Готов ли мир и наша страна перейти на ВИЭ и когда закончится эпоха нефти и газа, «Российская газета» спросила у первого заместителя председателя Комитета Государственной Думы по энергетике Валерия Селезнева и первого проректора по внешним коммуникациям Финансового университета при Правительстве России, главы Фонда национальной энергетической безопасности Константина Симонова.

Минприроды оценило в рублях загрязняющие воздух вещества

Самыми дорогими станут выбросы вредных веществ первого класса опасности. Однако и среди них есть «рекордсмены». Номер один в списке – диоксины. Это высокоядовитое и канцерогенное вещество. Стоимость тонны выброшенных диоксинов будет теперь стоить загрязнителю 404 млрд рублей. Диоксины являются побочными продуктами загрязнения при производстве целлюлозы и отдельных видов гербицидов. Большое количество диоксинов выбрасывается мусоросжигательными установками (не путать с современными мусоросжигательными заводами), в которых уничтожаются ТБО и больничные отходы.

Новости